Лурд (2009)
Трейлер

16+
Lourdes
2009
  1. Главная
  2. »
  3. Фильмы
  4. »
  5. Лурд
BluRay  многоголосый закадровый 1 час 36 минут Драма
6,6КиноПоиск
6,9IMDb
  • Описание
  • Рецензии
Парализованная Кристина обречена всю жизнь провести в инвалидном кресле. Желая изменить свое положение, она едет в Лурд, культовое место паломничества в Пиренеях. Единожды утром она просыпается здоровой: судя по всему, произошло чудо. Старший группы паломников, прекрасный сорокалетний доброволец из Мальтийского ордена, начинает проявлять к ней интерес. Она изо всех сил держится за этот неожиданный шанс на счастье, в то время как ее выздоровление вызывает у окружающих зависть и восхищение.

Фильм Лурд (2009) смотреть онлайн бесплатно в хорошем качестве

Stairway to Heaven
Если до просмотра последней пока картины Джессики Хауснер ознакомится с ее предыдущими работами, то можно заметить завидный творческий прогресс. Ведь дебют австрийки («Милая Рита») был любительской во многих смыслах попыткой пойти по стопам повлиявших на нее именитых соотечественников Микаэля Ханеке, у которого Джессика работала ассистентом, и Ульриха Зайдля. Последующий «Отель» начинался как своеобразный оммаж кубриковскому «Сиянию» и имел серьезные проколы в сценарии, но в нем уже прослеживались попытки самостоятельного мышления и были видны контуры тематических и стилистических предпочтений режиссера, полноценно реализованных уже в следующей картине. «Лурд» снят в одноименном французском городке, где больше ста лет назад явилась Дева Мария. Ныне это один из главных символов современного христианства, а годовой трафик паломников достигает пяти миллионов человек. Темой ленты фрау Хауснер выбрала феномен чуда, который она исследует на примере парализованной, но не слишком религиозной Кристины, непостижимым образам исцеленной во время паломнического тура. Природа ее исцеления ставит в тупик не столько врачей, сколько святых отцов и таких же несчастных, хотя сама она милости Всевышнего явно предпочитает улыбки симпатичного гвардейца Куно.

Смелым выбор сюжета можно считать не столько в контексте возможной реакции зрителей или Ватикана, сколько заочной полемикой с Дрейером, Бергманом, Бунюэлем, Брессоном, Росселлини, Кесьлевским, Оливейрой и другими классиками, из фильмов которых можно составить внушительную и, пожалуй, исчерпывающую энциклопедию взаимоотношений внутри условного треугольника «Бог-Церковь-Человек». К чести Джессики, она не пытается вторить классикам или эпатировать. И хотя в чудесном исцелении главной героини можно увидеть перекличку с концовкой дрейеровского «Слова», а в кадрах досуга мальтийских донатов и священников с вином, картами и сестрами милосердия узнается бунюэлевская «Виридиана», позиция Хауснер равноудаленная от взглядов глубоко верующего датчанина и иронического атеиста из Арагона. Воспитанная в католических традициях Джессика как-то призналась, что ее атеизм иногда все же дает слабину и скатывается к гностицизму. Такая двойственность авторских взглядов отпечаталась на ее творении, в котором разные категории зрителей способны усмотреть что-то свое. «Лурд» это не злое антиклерикальное высказывание, не преисполненная пафоса проповедь и даже не социальная лента, хотя многие герои неизлечимо больны и перемещаются в инвалидных колясках. Режиссер наблюдает, подмечает, иногда шутит, но однозначных выводов старается не делать.

В христианском мире Лурд это место, где тают последние надежды больных. Из миллионов излечиваются единицы, а у здорового человека пилигримгородок способен вызвать депрессию от такого количества страждущих, тщетно рассчитывающих параметры исцеления. Режиссер всматривается в их лица в надежде отыскать там веру, но находит только требования и желания. Иисус говорил, что при наличии веры размером в горчичное зерно можно двигать горы, Кант отрицал возможность познания бога силой разума, а Кьеркегор убеждал, что истинная вера достигается только «силой абсурда». В насквозь рационализированном западном мире уже не осталось места для чуда, которое обязательно должно быть зафиксировано документально и верифицироваться ситом бюрократических процедур. И хотя появление Девы Марии в Лурде и Фатиме церковью используется как флаг в борьбе с недругами, места паломничества все отчетливее напоминают индустрию развлечений с развитой инфраструктурой, рабочими местами, собственной экономикой и городскими легендами, эдакий католический Диснейленд с сувенирными лавками, призами паломнику месяца и танцами под феличиту.

Если раньше церковь отпускала грехи за деньги, то сейчас для многих христиан индульгенцией стала благотворительность. Мало кому из тех, кто прикрывается мальтийским крестом, есть дело до больных и обездоленных, которыми они должны опекаться, их молитвы неискренние, помощь формальна, а сочувствие суррогатное. Среди благотворителей немало тех, кто замаливает грехи прошлого и просто не может найти смысл жизни. Зато в удобных отелях Лурда или Рима можно завести приятные и ни к чему не обязывающие знакомства, пусть иногда и в обход заветов из каменных скрижалей горы Синай. Впрочем, обездоленные, по версии режиссера, особого участия тоже не вызывают, так как поражены не столько болезнями, сколько взаимной завистью, бесконечным стенанием и мизантропическим одиночеством, забывая о том, что две тысячи лет назад завещал апостол Павел. Действительно верующих в фильме лишь двое - умирающая от рака сестра Сесиль, до последнего сохраняющая расположение духа, и пожилая соседка Кристины, которая без внешних мотивов заботится о ближнем своем. Наличие этих двух персонажей является ключевым для понимания режиссерской задумки. Хауснер вовсе не отрицает институт веры, но утверждает, что воспитать ее в себе так же сложно, как и кьеркегоровскому обывателю вознестись на высшую стадию человеческого существования, а непостижимый в своей воле Божий Пастырь оказывается правым, ведь если бы чуда случались слишком часто, то его незаблудшие овцы давно бы уже затоптали друг друга в праведной борьбе за место под Истиной.

«Скажите, отец, Бог добрый или всемогущий?»
Лурд - городок на юго-западе Франции, до определенного времени лишь тихое уездное местечко. Важнейшая дата в истории Лурда - 11 февраля 1858 года, именно в этот день, в пещерах близ города молодой крестьянке явилась Божья Матерь. За последующий полгода видение повторилось 18 раз (правда, исключительно для этой девочки) и 1859-ый год можно смело считать датой возвышения роли этого места для паломников, куда они шли тысячами. Сейчас на месте, где людям являлась Дева Мария установлена статуя, а сама коммуна является одним из центров христианского паломничества, ее посещали даже Папы Римские. За все время существования святого места Римская Католическая Церковь зафиксировала 67 случаев чудесного исцеления, поэтому и по сей день отчаявшиеся больные едут в Лурд, в надежде оказаться 68-ми.

За 150 лет паломничества Лурд неоднократно появлялся и цитировался в художественных произведениях, на западе он стал чем-то вроде метафоры, как последняя надежда для калек. Французский классик Эмиль Золя в трилогии «Города» приравнял Лурд по значимости к Парижу и Риму. Поэтому совершенно не удивительно, что в один прекрасный день австрийка Джессика Хауснер решила снять фильм, действие которого происходит полностью в Лурде, а главной темой становится ни что иное, как чудесное исцеление. Не удивительно и то, что дата начала съемок неким случайным образом совпала со 150-летием лурдского Откровения.

Впрочем, несмотря на явную притчу фильм больше социальный, чем религиозный, он поднимает не столько вопрос возможности чудесного исцеления, сколько демонстрирует реакцию людей. После затянутого вступления сразу же поднимается вопрос у паломников, почему именно Она, а не кто-то другой, ведь было ясно, что набожностью женщина не отличалась, визит в Лурд интересовал ее больше в туристическом плане, хоть, как и у любого парализованного человека, слабая надежда на исцеление присутствовала. Картина демонстрирует природу человеческой зависти, ведь до исцеления все относились к Кристине с состраданием, а после завистливые взгляды пошли со всех сторон, вдруг обнаружилось, что девушка из добровольцев завидует ее кавалеру, а пожилая сожительница - молодости героини.

Но эта зависть, хоть и стала очевидна с произошедшим Чудом, появилась задолго до этого, но завидовать калеке не принято, начиная от страха за собственное здоровье, ведь речь идет о верующих людях, и руководствуясь элементарной вежливостью. «Почему именно она», спрашивает женщина у священника уже не столько за тем, чтобы получить ответ, ведь любой верующий знает, что пути Господа неисповедимы, а скорее, чтобы привлечь внимание окружающих к недостойности избранницы божьей, попытка найти оправдание своим нехристианским взглядам.

Еще один вопрос, который поднимает фильм, озвучивает другой герой: «Как вы думаете, отец, бог добрый или всемогущий?», и это уже больше относится к массовому паломничеству в Лурд. Один вариант взаимоисключает другой, ведь тогда Бог исцелил бы всех, но он этого не делает, и некоторые возвращаются в Лурд не единожды в надежде на милость Создателя. Хотя по большинству монахинь и социальных работников Лурда видно, что и они здесь пропитались здоровой долей скептицизма, уверяя, что чудесное исцеление происходит не в теле, а в душе, тем самым не давая лишних надежд на бога, который уж наверняка либо добрый, либо всемогущий.

Не опущен и подтекст о коммерческой роли церкви и эксплуатации чудес, ведь, учитывая, что за 150 лет исцелились всего шестьдесят семь человек, священники активно работают над тем, чтобы убедить миллионы паломников, приходящих в Лурд ежегодно, что все зависит исключительно от их веры, хотя на деле тут мало истинно набожных людей. Само паломничество превратилось в туризм с сувенирными лавочками и неоновым нимбом вокруг головы Девы Марии, с гостиницами, добровольцами и всеми условиями приятного проведения времени по строгому экскурсионному расписанию.

Главное же тут - расчудеснейшая в своей недосказанности концовка, которая одинаково позволит цитировать этот фильм и сторонникам христианства с его чудесами, и противникам коммерциализации церковных памятников, и любителям социальных произведений, и убежденным скептикам, которые, конечно же, скажут, что временная ремиссия никакое вовсе не чудо. Суть в том, что трактовать происходящее действие можно как угодно и для чего угодно, сосредоточившись на любой сцене фильма, что, похожим образом, собственно, делают с Библией на протяжении двух тысячелетий.

Итог: социальная притча о Чуде и отношении к нему, несмотря на скромные возможности, осветившая вопрос со всех возможных сторон и оставившая каждого зрителя при своем мнении.
Рассказать друзьям
Важно!
Если вы видите надпись «Контент недоступен в вашем регионе», то вам необходимо установить или включить VPN.
Кадры из фильма
Мы вконтакте
Отзывы 0